Дети волков из Трансильвании

Даки называли себя волками. Румынский писатель и историк Мирча Элиаде считал, что свое имя они получили от мифологического предка в облике этого хищника или же позаимствовали его у какой- то группы беженцев, живущих подобно волкам. Но какая бы из этих гипотез ни была верной, у даков понятия волка и войны были неразделимы, а их знамена украшали его изображения.

Дети волков из Трансильвании

Этот навсегда исчезнув­ший народ известен луч­ше других в Европе. И только благодаря одному сооруже­нию — колонне Траяна в Риме.

Если бы не она, все события, повернувшие ход истории в Восточной Европе, так и оста­лись бы во мраке времени!

Лишь спустя столетия люди поняли, что 30-метровый три­умфальный столп является уникальным и подробнейшим дневником кровавых дакийских войн начала I тысячеле­тия. Долгое время этот памят­ник не привлекал внимания историков. Сыграло свою роль и то, что в древности он находился в центре много­ этажной библиотеки, в кото­рой по кольцу, поднимаясь с этажа на этаж, можно было рассматривать воинственные барельефы. Со временем би­блиотека была разрушена, но колонна осталась. Однако первоначально задуманный способ ее осмотра перестал действовать.

Каменный дневник забытой воины

Лишь в XIX веке историки поняли, что это монументаль­ное имперское сооружение на самом деле является свое­образной рукописью в камне! Она представляет собой спи­раль длиной около 200 ме­тров, которая содер­жит около 160 сцен, посвященных труд­ной победе римского оружия. Детали ар­мейской экипировки, рельеф местности, время суток и года, погода, наконец, ти­пажи противника — все отображено в мельчайших подроб­ностях. Главный ге­рой колонны — рим­ский солдат, который ковал победу для им­ператора, олицетво­рявшего Римское го­сударство. Недаром создатель колонны Аполлодор Дамасский, гениальный инженер и художник, увенчал свое творе­ние статуей Траяна. Она логически замы­кает композицию: через под­виг солдат — к величию импе­ратора и Рима.

Воинственные соседи империи

Даки — ветвь фракийского народа. «Среди фракийцев даки — храбрейшие», — отме­чал «отец истории» Геродот. Центральной областью их расселения было плоского­рье, носящее историческое название Трансильвания (со­временная Центральная Ру­мыния). Здесь, на отрогах Кар­пат, дакийские вожди возвели мощные крепости, в которых сосредоточили значительные богатства. Около 60 года до н. э. они объединились под властью Буребисты, который нападал на кельтов, живших к западу от Дуная, и угрожал греческим колониям.

Это была нация с недюжин­ными талантами к государ­ственному строительству, и римляне это почувствовали сразу, как только столкну­лись с этим противником. Не случайно Юлий Цезарь в 44 году до н. э. планировал экс­педицию в Дакию, но вскоре Буребиста был убит во время мятежа, и даки распались на четыре или пять отдельных образований. Август, кото­рый сделал Дунай границей Римской империи, вынудил даков признать римское главенство, но императоры, пра­вившие после него, были не в состоянии их реально контролировать.

Судя по сохранившимся изображениям, даки были среднего роста, крепкого телосложения, светловолосые и с голубыми глазами. Мужчи­ны носили бороды и длинные волосы, подстриженные спе­реди и на висках. У женщин были красивые лица классического типа. Мужчины но­сили подпоясанные длинные рубашки и не очень длинные брюки. Зимой одевали тулуп. Были обуты в лапти, к кото­рым прикрепляли железные шипы для лучшей устойчиво­сти в зимний период. Ходили без головного убора зимой и в дождь, покрывшись капю­шонами. Только знать носила шерстяные шапки.

Даки считали, что после смерти попадут к Залмоксису — верховному божеству, которое живет предположи­тельно в подземелье священ­ной горы. Каждые 5 лет к нему отправляли самого достой­ного посланника, который должен был передать ему все просьбы соплеменников. Избранника бросали на вер­тикально установленные ко­пья. Если он сразу же умирал, значит, бог услышал просьбы смертных. Если же оставался жить, выбирали другого по­сланника, более достойного.

Даки превратились в се­рьезную проблему для Рима, когда они вновь объедини­лись под властью деятельно­го царя Децебала. В 86 году он вторгся в римскую Мезию и завладел большей частью этой провинции. В ответ на эти действия импера­тор Домициан в 87 году направил в Дакию свои войска, но они также были разбиты. В 88 году римские войска все же подавили силы даков. Но в итоге с Децеба­лом был заключен достаточно унизительный для Рима мир, поэтому новый поход против даков был предрешен, и воз­главил его император Траян.

 

План римлян

Траян решил наступать в узкой горловине Железных Ворот. Но судоходство здесь было невозможно из-за поро­гов и бурного течения. После многочисленных инспекций в 98-99 годах Траян решил от­казаться от скрытности: около года армия открыто строила временные мосты понтонного типа, пробивала дороги, за­возила провиант и другие гру­зы. Но между ее группировка­ми оставалась мертвая зона в 25 километров, где река текла по ущелью с совершенно от­весными стенами. И Траян принимает смелое решение, которое до сих пор поражает инженеров-строителей. Сна­чала в скале выдалбливалась ниша высотой метра три и шириной метр-полтора. За­тем под ней высверливались квадратные отверстия, куда вставлялась деревянная ос­настка. В конце настилали до­ски и делали бортики. 25 кило­метров выдолбленной скалы! Ручным шанцевым инструмен­том! В условиях бурной реки и скачущей лодочки! Открытие дороги состоялось между 1

января и 31 декабря 100 года, за год до начала боевых дей­ствий.

Ранним апрельским утром 101 года римские легионы перешли границу. Через Ду­най была построена времен­ная переправа из связанных рядами барж, накрытых до­сками. Одну из колонн возгла­вил сам Траян; он же первым ступил на вражеский берег. Армия начинает медленно продвигаться вглубь Дакии. Война началась.

Достойные противники

Римская армия состояла из 12 легионов. Этим силам про­тиводействовала приблизи­тельно 160-тысячная (включая 20 тысяч союзников) армия Децебала. Это была война, в которой римлянам пришлось проявить все военное мастер­ство, чтобы сломить ожесто­ченное сопротивление.

В феврале 102 года близ Адамклисси произошла кро­вопролитная битва. В резуль­тате кровавой схватки было столько раненых, что Траян даже приказал разорвать на бинты собственные одежды. Погибли почти 4 тысячи рим­лян. На месте разгрома вар­варов император приказал воздвигнуть монументаль­ные памятники: огромный мавзолей, могильный ал­тарь со списком погибших и небольшой курган. Все они дошли до нашего вре­мени. Весной было начато контрнаступление, однако римляне отбросили даков обратно в горы.

Жестокая война продолжалась еще не­сколько лет. Лишь к концу лета 106 года войска Траяна подавили последние очаги со­противления. Дакия стала римской провинцией. Произошло это после взятия пре­вратившейся в крепость столицы Сармизегетузы. В конце осады даки сами ее подожгли, а часть из них предпочла плену самоубий­ство: на одной из сцен колон­ны изображено, как умирают знатные даки, пустив по кругу отравленный кубок. Остатки войск вместе с Децебалом бе­жали в горы, однако в сентя­бре были настигнуты римским конным отрядом во главе с Тиберием Клавдием. Децебал покончил с собой, и Тиберий, отрубив ему голову и правую руку, отослал их Траяну.

После гибели царя боль­шая часть населения поки­нула страну. В руки римлян попали и огромные сокро­вища Децебала, спрятанные на дне протекающей близ столицы реки Саргеции. Для этого отвели ее русло, на дне вырыли пещеру, заложили в нее сокровища, а русло воз­вратили назад. Исполнявшие эту работу пленные римляне были убиты, но приближенный дакииского царя, некто Бицилис, выдал врагам эту тайну. По свидетельству со­временников, в Рим было отправлено более 160 тонн золота и 330 тонн серебра, а также около 500 тысяч воен­нопленных.

Ликование победителей было столь велико, что поч­ти три года Рим праздновал великую победу над Дакией! В результате каждый житель получил по 500 денариев, а на аренах амфитеатров сра­зились 10 тысяч пар гладиато­ров и 11 тысяч диких зверей. На самом же деле империя отмечала закат своего шестивекового могущества. И у ис­токов этого заката стояли во­инственные и гордые даки из горной Трансильвании, вой­на с которыми открыла но­вую страницу в европейской истории. Уже во II веке н. э. Рим отказался от завоеваний, перешел к обороне и стал платить варварам-союзникам за лояльность.

Неудержимые скифы

Скифы

Если попытаться сказать что-то о скифах, в первую очередь в голову придет бессмертное стихотворение Блока: «Да, скифы – мы! Да, азиаты – мы!» Но насколько «раскосыми и жадными очами» смотрели на мир настоящие скифы? Что мы можем вспомнить о них, кроме смутных образов степных всадников и поросших травой курганов? Над загадкой происхождения скифской культуры и ее исчезновением бьются многие ученые умы.

Если оставить в стороне поэзию, что можно сказать о скифах наверняка? На первый взгляд, не так уж и мало.

Это был древний ираноязычный народ, состоящий из множества небольших и крупных племен, обитавших на территории Северного Причерноморья от Дуная до Дона. Скифы существовали на солидном временном отрезке с VIII века до нашей эры до III или IV века нашей эры – более тысячи лет.

Скифы

Несмотря на сложившийся образ свирепых воинственных кочевников, среди степных племен находились вполне мирные представители – скифы-земледельцы, пахари, которыми правили так называемые «царские скифы». Хотя именно благодаря военному искусству скифы вписали себя в историю.

Говоря о «раскосых и жадных очах», Блок принял на веру известное заблуждение. Антропологический тип скифов был вполне себе европеоидным – светло-голубые глаза, рыжие волосы, рослое телосложение. Из их культуры наиболее известны изделия в «скифско-сибирском зверином стиле» – украшения из золота и серебра, железа и бронзы. Рукояти мечей, бляшки для конской сбруи, женская бижутерия, браслеты, пряжки, узоры брони изображали настоящих и фантастических животных, стоящих по отдельности или сошедшихся в схватке.

Скифское золото

Звери чаще всего застывали в характерных позах или в движении, но с обращенной головой на зрителя. Эти предметы культуры столь узнаваемы, что их включают в археологическую «скифскую триаду», по которой определяют, принадлежит ли то или иное захоронение скифам. Звериный стиль, конское снаряжение, железное оружие, особенно меч акинак? Да, точно, здесь похоронены скифы! Метод работает безукоризненно.

Невероятно тяжело разузнать что-то о племенах без письменности, описание которых со стороны современных им цивилизованных стран звучит примерно как «прискакала орава уродов и ограбила нас до нитки». Если бы не Геродот со своей легендарной «Историей» и еще небольшой ряд авторов, нам бы остались только курганы, поселения да городища, по которым можно составить лишь очень ограниченное представление о быте скифских племен.

Скифы

Взять хотя бы название «скифы». То ли оно пошло от древнего индоевропейского корня «стрелять», что было бы более чем логично для народа, чуть ли не изобретшего конных лучников. То ли, как следует из античных комментариев к Илиаде, скифы первыми начали коротко стричь волосы, и их самоназвание переводится как «стриженные». А может слово «скифы» произошло от ваханского слова «шапка»? Действительно, скифские головные уборы имели весьма выдающуюся форму, а шапку носил каждый мужчина.

Откуда скифы явились? Из Азии же, верно? В целом, да. Вопрос только в том, за какое время это произошло, и где они сформировали свою ярко выраженную культуру. Одна теория, автохтонная (от греческого слова «местный, коренной»), предполагает, что предки скифов крайне неторопливо, в течение многих столетий, мигрировали в Северное Причерноморье из Поволжья, там перемешались с родственными им местными племенами и окончательно оскифились.

Скрыть объявление

Обрабатывать железо, воевать верхом и мастерить «звериные» украшения научились уже на месте. То есть, с одной стороны, вроде и азиаты, а с другой — вполне себе европейцы, по внешности уж точно. Другая теория, равнозначная первой, заявляет обратное — ничего на месте скифы не придумывали, а все притащили с собой.

Явились в указанный регион где-то в VII веке до нашей эры уже с конями, железом и звериным стилем, да там и остались жить, вытеснив или поработив коренных жителей. На это, кстати, и Геродот указывал. Интересно, что надежные доказательства находятся для обеих теорий, и археологи до сих пор не могут прийти к однозначному мнению.

Скифы

Так уж сложилось, что при разговоре о культуре кочевников или, по крайней мере, степной цивилизации, обожающей коней, нельзя обойтись без рек крови, сожженных городов и чаш из вражеских черепов. Тот же Геродот заявлял, что скифы не только изображали зверей на уздечках и браслетах, но и вели себя подобно им. Юношу обязывали испить крови первого убитого им врага, а на долю в добыче можно было претендовать, лишь предъявив отрубленную голову, да и право участия на пирах «покупалось» кровью неприятеля.

Одолев перевалы Главного Кавказского Хребта, скифы в VII веке до нашей эры хлынули в Закавказье неудержимой лавиной. Древнее государство Урарту они уничтожили настолько качественно, что о нем напрочь забыли даже античные авторы. Под их ударами содрогались города Палестины и Ассирии, Мидии, Финикии. Скифы, конечно, не грабили и убивали всех подряд, словно какие-то орки, но долгое время выступали в качестве главной военной угрозы региона.

Скифы

Они заключали союзы с одними странами против других, получали богатые дары на откуп. Так поступил, к примеру, мудрый египетский фараон Псамметих I и сохранил свое царство. Быстрее всего поняли пользу скифов мидийцы и вавилоняне: объединившись с конными стрелками, они окончательно разгромили когда-то непобедимую Ассирию, стерев ее с лица земли. Затем мидийский царь Киаксар пригласил скифских вождей и воевод на дружеский пир и перебил их всех до единого. Скифы были вынуждены вернуться в Северное Причерноморье, даром что дел успели натворить изрядно.

Возможно, о грозных степных вояках вскоре бы и забыли, но примерно через сто лет персидский царь Дарий I Гистап решил, что из тех получится неплохая груша для битья. Надо же на ком-то натренировать непомерно раздувшуюся армию перед походом на материковую Грецию? Персидский владыка собрал войско в 700 тысяч человек и двинул его в скифские степи через пролив Босфор, Фракию и, наконец, Дунай.

Скифы

Скифы были в курсе его планов и, посовещавшись, выставили в ответ 200 тысяч конников. Соотношение, конечно, не столь впечатляюще неравноценное, как в случае с 300 спартанцами, зато и результат значительно лучше. Армия скифов вгрызалась в неповоротливых пехотинцев Дария днем и ночью, изматывая их и засыпая дождем стрел на расстоянии. Скифы сжигали поля, отравляли водоемы, постоянно заманивали отдельные вражеские части в засады и не останавливались ни на секунду.

В конце концов, посрамленные персы, не выиграв ни единого сражения, не захватив никакой добычи и понеся чудовищные потери, вернулись восвояси. Скифы же относительно спокойно просуществовали еще много столетий, растворившись в истории так же загадочно, как они в ней и появились. Хотя, не так уж и растворились. Помним же мы стихотворение Блока. А поэзия такой силы бывает и сама по себе сродни историческому свидетельству.

Популярное в

))}
Loading...
наверх